Новости

Наша история и наш успех

Актюбинский проект:первый шаг
китайских нефтяников в Центральной Азии

16.03.2021

История людей и окружающего человечество мира – это бесконечная череда событий и видоизменений, которые непременно становятся памятью и к оценке которых всегда будут обращаться потомки. Когда великий реформатор Китайской Народной Республики Дэн Сяопин (годы жизни – 1904-1997) инициировал рыночные реформы и стратегию открытой политики, он дальновидно определил объективную историческую необходимость сближения китайской цивилизации в том числе с великой восточной цивилизацией. Огромные достижения восточного мира оценивались Дэн Сяопин как мощный стимул для взаимовыгодного сближения народов, их экономик, культур, историко-гуманитарных пластов. Мало кто оспорит тот факт, что в конце двадцатого века бурное развитие Китая стало важнейшим событием в мировом цивилизационном масштабе. Динамичный прирост экономического и научно-технологического потенциала позволил Китаю стать той великой державой, которая стала способна приносить в другие регионы мира опыт, управленческую мудрость, прогрессивные технологии и большие объемы инвестиций. Наш сегодняшний рассказ – о том периоде истории, когда был сделал самый первый и самый важный шаг в летописи взаимовыгодного сближения Казахстана и Китая в нефтегазовой сфере.

В середине 90-х годов двадцатого века китайские нефтяники обратили взор на широкие перспективы сотрудничества с соседним Казахстаном – молодой постсоветской республикой, активно реализовывавшей государственную политику разгосударствления и приватизации. Республика Казахстан с ее географической площадью в 2,72 млн.кв.км имела на момент распада СССР запасы углеводородов на уровне 3% от мировых. Когда Казахстан был в составе Советского Союза, нефть и газ не определяли основу его экономики, однако после 1991 года углеводородный сектор стал краеугольным камнем республиканского народного хозяйства. В периоде с 1992 по 1995 годы мировые энергетические лидеры Chevron, Shell, Mobil и другие западные корпорации, активно анализируя информацию о Казахстане, установили твердые партнерские отношения с истеблишментом страны и получили для разведки и разработки ряд казахстанских нефтегазоносных площадей. Обладание контрактами на разработку самых крупных месторождений объективно позволило западным инвесторам получить различные преимущества на постепенно развивавшемся казахстанском нефтегазовом рынке. В летописи промышленной истории остался эпизод, связанный с событиями 1993 года, когда CNOOC (Сhina National Offshore oil Corporation) объявила о желании приобрести 8,33% акций в Северо-Каспийском проекте на казахстанском шельфе моря, однако американские и британские участники проекта оформили юридическое вето на вхождение китайского участника в общий консорциум. Такой ход выглядел как нежелание западных гигантов-инвесторов делить в тот период с кем-либо потенциально богатый казахстанский рынок углеводородов. Напомним, это были годы, когда экономика бывших советских республик еще оставалась в кризисном состоянии распада, в ряде стран Восточной Европы также имели место идейно-политические потрясения. В мире широко обсуждались живые события противостояния социалистической и капиталистической систем.

Как указывалось чуть выше, весной 1992 года китайский лидер Дэн Сяопин выступил с ярким призывом начать экономическое продвижение Китая в рамках политики «открытых дверей» и придать новый импульс международной инвестиционной стратегии Поднебесной. В том же 1992 году Коммунистическая партия Китайской Народной Республики на своем четырнадцатом съезде приняла концепцию вхождения на мировые рынки и развития импорто-ориентированной экономики Китая. Именно с этого этапа для китайских нефтяников берет свое начало глобальный план «выхода за пределы» («going out»), что означает активное международное продвижение китайских инвестиций и технологий, а также смену слогана «покупаем нефть» на слоган «добываем нефть». Курс на партнерство с широким кругом стран мира тогда был своеобразно назван в китайском нефтегазовом истеблишменте словами «mutual benefit, win-win and joint development», что в прямом переводе означает «общий интерес, взаимная выгода и совместное управление».

Общеизвестно, что китайский народ очень трудолюбив, талантлив и мудр. Многие и многие авторы и историки писали об уникальной выносливости китайцев в самых жестких условиях их трудовой деятельности. Метафорично китайская народная мудрость описывает такие качества следующим образом: рыболовные лодки, которые в суровую непогоду выходят в океан с уверенностью в своей выносливости, обязательно вернуться на берег с щедрым уловом рыбы. И хотя китайские нефтяники начали свое сотрудничество с Казахстаном позже западных инвесторов, их уверенная инвестиционная поступь стала приносить все более и более показательные результаты на пути взаимовыгодного партнерства Казахстана и Китая.

Корпорация PetroChina стала первой из трех структур (PetroChina, CNOOC и Sinopec), кто активно приступил в конце двадцатого столетия к реальному осуществлению международных проектов в пяти регионах мира – на Ближнем Востоке, Южной Америке, Северной Африке, Центральной Азии и Южно-азиатской зоне. Однако, по причине превалирования западных нефтегазовых гигантов на мировом рынке углеводородов, китайским структурам было крайне непросто привносить заметные изменения на этот рынок. Глобальная рыночная конкуренция требует смелых и быстрых прорывных шагов, новых неординарных решений для поиска долгосрочных перспектив.

В 1993 году PetroChina выиграла инвестиционный конкурс в Перу, соглашение с правительством это южно-американской страны касалось лицензионной площади Tatala. Этот сравнительно крупный проект стал символичным началом участия китайского капитала в разработке нефти и газа на других континентах. Месторождение было старым, различные компании Перу и других стран вели операции недропользования на площади Tatala вот уже 129 лет. Месторождение требовалось дополнительно исследовать и комплексно «поднимать» из его стагнирующего состояния, поскольку многие коллектора, линзы и пропластки в недрах были либо законсервированы, либо имели последствия неправильной разработки. Именно поэтому проект в Перу стал символичным испытанием для китайских нефтяников, он стал важным шансом для демонстрации силы китайских технологий и инвестиций. Перу – это та первая ступень, на которую ступили китайцы, чтобы потеснить гегемонию западных нефтегазовых компаний. Поскольку китайские научные и промышленные технологии становились все более эффективными, то и результаты сотрудничества с зарубежными странами становились все более масштабными и солидными. Мир стал с удивлением открывать для себя мощь китайской инвестиционной волны, специалисты PetroChina стали демонстрировать очень высокие стандарты инженерного мышления, а оборудование из КНР встало в один ряд с продукцией признанных мировых машиностроительных грандов. За 3 года (1994-1997г.г.) нефтяники PetroChina подняли добычу на контрактной площади Tatala в 4 раза, что было названо в прессе «главнейшей новостью в нефтегазовой промышленности Перу в двадцатом веке». Китайские нефтяники одержали заслуженную победу. Движение «going out» набирало обороты.

Руководители PetroChina и China National Petroleum Corporation с 1995 года стали форсировать сотрудничество Корпорации с Суданом (Северо-Восточная Африка). Нефтегазоносные площади в бассейне реки Муглад были достаточно богатыми по запасам, однако внутригосударственная ситуация в Судане находилась на грани гражданской войны и правительство Судана не могло гарантировать безопасность в районах проведения операций недропользования. Западные подрядчики, которые пришли в Судан в 1960-х годах, осуществили эвакуацию своего персонала и активов из Судана, и для китайской Корпорации открылись новые возможности для сотрудничества с Суданом в нефтегазовой сфере. Работа в неспокойной африканской стране требовала высокого напряжения от каждого специалиста, больших вложений в организацию охраны объектов, однако эти усилия не прошли даром: к 2011 году суммарная добыча нефти в Судане на площадях, принадлежащих PetroChina, достигла в нефтяном эквиваленте 20 млн.тонн. Благодаря китайским инвестициям в промышленность и прямой гуманитарной помощи из Поднебесной Судан быстро вышел из рейтинга беднейших стран мира и стал прогрессивно развиваться. Можно точно сказать, что полномасштабная нефтяная промышленность Судана была создана силами китайских инвесторов. Сегодня Китай продолжает расширять сотрудничество с африканским континентом в самых разных плоскостях и направлениях.

Поскольку в 1990-х годах общеполитическая ситуация на Ближнем Востоке находилась в особо острой фазе, а война в Ираке несла угрозы для огромной территории, набиравшая мировое признание CNPC выбирает для сотрудничества Центральную Азию, отложив вопрос присутствия на Ближнем Востоке на отдаленную перспективу. Огромные территории Центральной Азии с Каспийским морем весьма богаты углеводородами и являются вторым в мире по запасам резервуаром «черного золота» (после Ближнего Востока). Разумеется, недра Центральной Азии не могли остаться в стороне и от внимания западных энергетических гигантов. Многие западные игроки устремились в Центральную Азию, где только-только оказавшиеся суверенными республики начинали формировать свою геополитическую позицию. Так как Казахстан оставлял нефтяной экспорт главным содержанием своей экономической стратегии, был близким соседом Китайской Народной Республики и остро нуждался в прямых иностранных инвестициях, то он был включен в круг приоритетных интересов CNPC. В жизни есть твердая философская формула: люди, нацеленные на успех, должны обладать завидным упорством и терпением. CNPC олицетворяет нацеленность людей на успех, на общую энергетику коллектива, на гуманизм.

В целях ускоренного развития народного хозяйства, привлечения иностранных инвестиций и диверсификации отраслей экономики, Правительством Республики Казахстан в 1994 году был разработан план поэтапной приватизации крупных промышленных объектов, в том числе действующих нефтегазовых компаний. Казахстан приступил к реализации пакетов акций крупных предприятий на открытых государственных аукционах, причем к аукционам допускались и зарубежные квалифицированные участники. Данные процессы не остались без внимания CNPC.

В ноябре 1995 года в Пекине состоялась историческая встреча руководителей китайского отделения международной группы «J.P. Morgan Investment Company» с вице-президентом CNPC гос-ном У Яовэнь (Wu Yaowen), который координировал международное сотрудничество Корпорации. Тема встречи – совместные действия по выходу CNPC на энергетический рынок Республики Казахстан. Говоря о зарубежных проектах CNPC того времени, просто нельзя не вспомнить о той огромной работе, которую провел У Яовэнь и его команда. Этот мудрый профессионал-стратег смог реализовать принципиальные решения, которые сказались на развитии целых стран и экономик. Абсолютно искренне коллеги называют У Яовэнь «первой персоной в деле открытия зарубежной нефти для Китая». Он посвятил себя нефтяному делу в начале 1960-х годов, начав работать как рядовой техник на промысле, испытывая на себе всю тяжесть суровой погоды и длинных вахтовых ночей. За профессионализм он позже был назначен на должность начальника нефтяного предприятия в провинции Цинхай (Qinghai). Тридцатилетний постепенный карьерный рост привел У Яовэнь на должность вице-президента CNPC, президента CNODC. Человек необычайно острого ума, высоких нравственных качеств, он по праву получил статус «пионера зарубежной работы в CNPC». Можно добавить то, что У Яовэнь стал для многих менеджеров китайской «нефтянки» самым главным учителем и наставником.

Та встреча в Пекине с делегацией офиса «J.P. Morgan Investment Company» заставила У Яовэнь провести многофакторный анализ открывавшихся перспектив и потенциальных рисков по вопросу получения крупного проекта в Казахстане. Выкристаллизовывалось стратегическое решение начать сотрудничество с Казахстаном, ибо исторический шанс был на поверхности. На последующих этапах партнеры из «J.P. Morgan Investment Company» достаточно компетентно консультировали команду специалистов CNPC по вопросам казахстанской приватизации. В максимально короткий срок была сформирована команда экспертов, которая 01 декабря 1995 года выдвинулась из Китая в Казахстан. Это была первая поездка команды У Яовэнь в Казахстан. Делегация CNPC имела представление, что Казахстан обладает двумя сотнями разных по размерам месторождений нефти и газа, многие из которых попали в план разгосударствления и приватизации. За пределами Казахстана уже имелась широкая информация о западных участниках и инвестициях, которые в первые годы Независимости пришли в проекты «ТенгизШеврон», «Карачаганак», «ПетроКазахстан-Харрикейн Кумколь». Мало было информации об Акционерном обществе «Актобемунайгаз», акции которого Правительство первоначально пыталось в середине 1995 года продать в пакете с акциями другой нефтяной фирмы и нефтеперерабатывающего завода. В итоге на том аукционе из общего лота были проданы акции другой нефтяной фирмы и нефтеперерабатывающего завода, а вот акции ПО «Актюбинскнефть» интереса не вызвали. А не вызвали они интереса по причине присутствия в актюбинском проекте очень сложных рисков, среди которых внезапно прерванный канал реализации нефти в Россию и крайне сложная геология и агрессивная среда скважинной продукции нефтегазоконденсатного месторождения Жанажол. Покупать в то время актюбинский проект – это риск, который был «не по зубам» многим потенциальным инвесторам. Промысловые объекты были очень изношенными, существовавший на Жанажоле ГПЗ постоянно уходил в ремонты, денежный поток ПО «Актюбинскнефть» был нестабильным, 8,2 тыс работников регулярно сталкивались с многомесячными задержками заработной платы, многие действия отдельных менеджеров несли в себе элементы коррупции. Разрабатываемый с 1966 года надсолевой Кенкияк требовал огромных вложений по модернизации промысла, а перспективы подсолевого Кенкияка, некоторая изученность которого была оформлена советскими учеными, были очень туманными в плане достижения точки рентабельности добычи. Автор этих строк вспоминает реальный случай, когда ему лично в 1996 году пришлось участвовать в работе по оформлению Жанажольского ГПЗ в качестве кредитного залога для местного банка «Туран Алем Банк». Ситуация в «Актобемунайгаз» была крайне тяжелой. Различные инвесторы пессимистично смотрели на готовность Правительства повторно ставить акции «Актобемунайгаз» на торги…

Но китайская мудрость учит находить верные пути там, где лобовая атака не может дать результатов. Не зря великий философ Лао Цзы говорил: «Планируя взятие сложностей, начинай свой путь с простейших вещей». Анализируя риски и моделируя развитие перспектив, У Яовэнь, находясь в Казахстане в своей первой поездке в 1995 году, приходит к однозначному решению покупать пакет акций ПО «Актобемунайгаз». В этот же период группа консультантов «J.P. Morgan Investment Company» направляет для У Яовэнь блок информации еще об одном конкурсном предложении – Правительство Казахстана намеревалось выставить на торги также пакет акций месторождения Узень. Но выбор остался однозначным – CNPC будет участвовать в торгах по акциям именно актюбинского проекта. Казахстан, действуя в рамках своих конкурсных процедур и очередности проведения аукционов, несколько отложил торги по актюбинскому проекту (с 1995 на начало 1997 год), пропуская вперед по графику аукционов другие лоты и другие объекты. В начале 1997 года Правительство Казахстана вновь объявило о подготовке инвестиционного конкурса на покупку 60,3% голосующих акций «Актобемунайгаз». Торги намечаются на конец марта 1997 года. У Яовэнь и его команда вновь отправляются в Казахстан, их мотивирует возможность начать крайне важное дело для народов двух дружественных стран. CNPC на мировом уровне в 90-е годы приобретает все более широкую известность и этот имидж У Яовэнь уверенно впоследствии перенесет в Казахстан. Прибыв в город Алматы, китайские менеджеры уделяют все свое время детальному изучению той конкурсной документации, которая сопровождала сделку по «Актюбинскнефть». Данная сопровождающая информация касалась различных сторон деятельности предприятия и описывала потенциал лицензионных месторождений. Однако она оказалась неполной и в некоторых разделах противоречивой, к тому же немалых усилий потребовал срочный перевод всей изучаемой документации на китайский язык. Крайне сжатый период времени, остававшийся до начала аукциона, вынудил У Яовэнь срочно вызвать из Пекина в Алматы дополнительную группу экспертов-нефтяников, которым еще предстояло посетить Актобе и увидеть саму компанию «Актюбинскнефть».

Проведя в Алматы несколько дней за интенсивной работой с конкурсными документами, эксперты CNPC вылетели в Актобе для непосредственного ознакомления с компанией, ее активами, людьми, объектами. Заранее через государственный комитет госимущества было получено разрешение для активных консультаций китайских нефтяников с менеджерами «Актюбинскнефть»: в течение четырех напряженных дней компетентные службы «Актюбинскнефть» рассказывали делегатам CNPC о текущей производственно-хозяйственной деятельности компании. Жили гости в актюбинской гостинице «Илек», которая хоть и являлась одной из самых солидных в городе, тем не менее напоминала своим уровнем очень скромные уездные гостиницы в провинциях Китая. В гостиничных номерах было очень холодно, и администрация гостиницы принесла для китайцев электрические комнатные обогреватели. Но в те времена город Актобе жил в режиме регулярного веерного отключения электроэнергии (задолженность региона перед Россией за приобретаемую электроэнергию), и пользы от этих обогревателей было совсем не много. Собрав в Актобе дополнительные ценные данные о современном этапе разработки Жанажола и Кенкияка, команда У Яовэнь вернулась в Алматы на транзитном авиарейсе «Москва-Актобе-Алматы» российского перевозчика «Аэрофлот». Теперь в Алматы была продолжена буквально круглосуточная напряженная работа по компиляции всех фондов имеющейся информации по «Актюбинскнефть»: спать приходилось буквально урывками по несколько часов, и проходящий вверх-вниз лифт в алматинском офисе нарушал такой редкий и неспокойный сон участников команды. Огромного напряжения в той работе требовал языковый перевод самой различной документации: финансовой, геологической, технологической, юридической, ибо в 1997 году еще не было компьютерных переводчиков, облегчающих работы с массивами информации. И вот он – самый важный день в череде молниеносных событий. Этот день - 30 марта 1997 года – был назначенным днем проведения судьбоносного аукциона по акциям «Актюбинскнефть» в офисе Министерства финансов Республики Казахстан в Алматы. Команда CNPC очень спешит. И за 15 минут до назначенного старта аукциона занимает свои места в зале. о ряду организационных причин по состоянию на начало 1997 года между Китаем и Казахстаном не было регулярного авиасообщения. 20 марта дополнительная команда специалистов CNPC, нацеленная на участие в конкурсе по акциям «Актюбинскнефть», вылетела из Пекина в Урумчи, а оттуда на поезде добралась до станции Хоргос на границе с Республикой Казахстан. При переходе границы казахстанские пограничники стали предъявлять требования о обязательном наличии у китайских нефтяников международных медицинских сертификатов, включающих данные по анализам на ВИЧ. Долгие телефонные консультации служащих с различными ведомствами в Алмате, к счастью, позволили найти разночтения в существовавших тогда государственных нормативных актах, и китайским нефтяникам удалось продолжить свой путь на территорию Казахстана. Отрезок пути от Хоргоса до Алматы представлял собой достаточно сложную дорогу с почти полным отсутствием каких-либо населенных пунктов и попутного транспорта. Ехать делегатам пришлось на микроавтобусе, который предоставило Торговое представительство Карамай, основавшее в Алматы годом ранее офис для последующего развития экономических связей с Казахстаном. Март и начало апреля 1997 года в Алматы выдались на удивление холодными, но У Яовэнь и его команда еще более мотивированно оценивали свою задачу – несмотря на все временные трудности стать пионерами на важнейшем пути сближения нефтегазовой промышленности Казахстана и Китая. Если их работа не принесет результата и им не удастся на текущем этапе стать инвесторами в казахстанском проекте, то стратегическое пространство нефтяного рынка в Средней Азии может быть в ближайшие годы значительно изменено и усложнено. Само время требовало от CNPC эффективных и быстрых шагов, которые бы соответствовали высокому имиджу Корпорации.

Напряженная выверенная работа – это всегда твердый мост через горный поток реки. Государственный конкурс по продаже акций «Актюбинскнефть» в марте 1997 года определил победителем Китайскую Национальную нефтегазовую Корпорацию. Стоит отметить, что участниками того исторического конкурса являлись также несколько известных мировых инвесторов, включая Amoco и Texaco, уступивших в конкурсной игре CNPC. 04 июня 1997 года вице-президент CNPC У Яовэнь в торжественной обстановке в Алматы подписал «Договор о купле-продаже акций АО «Актобемунайгаз». Китайская Национальная нефтегазовая Корпорация, заплатив Правительству Республики Казахстан покупную цену в 320,0 млн.долларов США, приобрела в собственность 60,3% голосующих акций (66,7% всех ценных бумаг) актюбинской нефтегазовой компании. Покупатель также выплатил Правительству фиксированный подписной бонус, после чего стороны подписали «Меморандум о завершении сделки». 07 октября 1997 года была официально утверждена первая команда китайских руководителей и специалистов, которые прилетели в Актобе и заступили на свои должности в АО «Актобемунайгаз». В соответствии с документами, подписанными между Правительством Казахстана и CNPC, Корпорация в ближайшие месяцы погасила все долги и кредиты АО «Актобемунайгаз», в том числе долги по налогам и по заработной плате перед коллективом компании. Была решена проблема разрушенных схем реализации нефти: при поддержке головного офиса CNPC в начале 1998 года был заключен первый зарубежный контракт на продажу нефти «Актобемунайгаз» - контракт с «Chinese United oil company». Это была первая нефть Казахстана, которая отправлялась в Китай на НПЗ Синьцзяня в рамках глобальной стратегии инвестиционного сотрудничества с Центральной Азией. Эту первую нефть Казахстана на китайском НПЗ встречали в торжественной обстановке руководители CNPC.

Разумеется, на протяжении 1995-1997 годов информация о намерениях Правительства Казахстана по реализации контрольного пакета акцией «Актобемунайгаз» вызывала живое обсуждение как среди членов трудового коллектива, так и в органах исполнительной власти Актюбинской области. Все со спортивным интересом гадали, кто же станет якорным инвестором для «Актобемунайгаз». Генеральный директор компании Камалов Наиф Гатуфович, регулярно посещавший Алматы с целью участия во всех тендерных процедурах, на протяжении многих месяцев вел работу в трудовом коллективе по разъяснению политики Правительства и комментировал этапы выполнявшихся подготовительных работ.

Говоря о персональном вкладе китайских руководителей в работе над покупкой акций актюбинской компании, нельзя не назвать имена таких проницательных профессионалов, как Чжоу Цзипин (Zhou Jiping), который впоследствии стал президентом CNPC и внес неоценимый вклад в процесс международного продвижения Корпорации, в том числе взаимодействия с Российской Федерацией, Ван Чжунцай (Wang Zhongcai), Биан Дечжи (Bian Dezhi), Ван Дунцзинь (Wang Dongjin). Эти успешные и талантливые руководители отдали немало лет своей профессиональной жизни эффективному продвижению репутации CNPC в Казахстане и в целом в Центральной Азии. К примеру, Биан Дечжи благодаря личному таланту изучил максимально возможное количество информации по геологии и перспективам нефтегазоносности актюбинских месторождений. Ван Дунцзинь с декабря 1997 года по октябрь 2002 года был вице-президентом CNODC, одновременно с декабря 2000 года по октябрь 2002 года он активно работал в Актобе в должности Генерального директора «Актобемунайгаз». С октября 2002 года по сентябрь 2008 года Ван Дунцзинь работал президентом CNODC, затем до марта 2018 года был вице-президентом CNPC. В последние годы Ван Дунцзинь занимает самые высокие посты в CNOOC.

Первое заседание Совета директоров АО «Актобемунайгаз» в апреле 1998 года избрало Ван Чжунцай Председателем Совета. Кстати, вот какой интересный и неординарный случай, связанный с Ван Чжунцай, приходит на память. Он обратил внимание на скромный выбор овощей в актюбинских магазинах и на рынках. Западный регион Казахстана – это зона рискованного земледелия и скудных дождей, поэтому местные земледельцы всегда выращивали мало видов культур. Ван Чжунцай, определив в бюджете компании необходимое финансирование, инициировал в 1999 году строительство современной крупной теплицы в городе Актобе. Затраты на строительство и полное оснащение составили 2,87 млн.долларов, теплицу позже посетил Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев. Продукция теплицы стала поступать как в рацион вахтовых работников «Актобемунайгаз», так и на прилавки магазинов Актобе. Пример теплицы АО «СНПС-Актобемунайгаз» - это доказательство возможного яркого управленческого результата в самых нестандартных хозяйственных ситуациях.

У Яовэнь передавал свой опыт своему коллеге Ван Чжунцай следующими словами: «Во-первых, мы всегда должны ставить во главу угла принципы взаимовыгодного для Казахстана партнерства. Во-вторых, мы должны максимально полно соответствовать имиджу международной компании и следовать демократичным принципам сегодняшнего конкурентного бизнеса».

Такой была история 1995-1997 годов. История начала успешного вхождения Китайской Национальной нефтегазовой Корпорации на рынок углеводородов Центральной Азии. В 2022 году в летописи этой истории будет перевернута страница 25-летнего юбилея присутствия CNPC в Казахстане. Это юбилей огромного труда, это эпопея ярких судеб устремленных людей и калейдоскоп ярких событий. Подписанные в 1997 году документы дали старт концепции так называемого «энергетического шелкового пути». Китай и Казахстан – это дружественные соседи, объединенные c древних времен «Великого шелкового пути» общими реками и горами, искренней дружбой народов и ценностями взаимопроникающих культур. Президент КНР Си Цзиньпин 07 июня 2017 года совершил свой третий государственный визит в Республику Казахстан для участия в заседании глав стран-участниц Шанхайской организации сотрудничества. В своем выступлении на этой встрече китайский лидер процитировал казахскую пословицу: «место встречи друзей во многом определяет крепость их дружбы». Эта символичная пословица говорит о том, что какие бы сложности и вызовы не стояли перед людьми в их жизни, крепость дружбы Казахстана и Китая никогда не будет подвергнута сомнениям. «Две страны были и будут хорошими соседями, преданными друзьями и надежными партнерами, и это понимание всегда будет нашей целью и нашей верой», - сказал в тот день Си Цзиньпин.

Cегодня CNPC имеет в Казахстане интегрированную структуру нефтегазового бизнеса, включающую не только процессы разведки углеводородов и разработки лицензионных месторождений, но и деятельность по транспортировке, переработке, реализации нефти и газа. Мощными и эффективными являются подразделения, обеспечивающие разносторонний сервис, в том числе научные разработки, обеспечение современным промысловым оборудованием, геофизическая работа, гражданское и промышленное строительство и др. Такая деятельность демонстрирует первоклассный уровень китайского инжиниринга, управленческих схем и профессионализма китайских нефтяников. Огромный мультипликативный эффект от деятельности CNPC приходится на социальную жизнь в Казахстане. Казахстанские подразделения CNPC всегда считаются примером инвестиционного успеха в общей оценке международных программ Корпорации. За годы работы в Казахстане сформировались твердые требования для отбора китайских специалистов, которые направляются в эту страну на работу.

Сотрудничество Казахстана и Китая в нефтегазовой сфере прямым образом повысило индустриальный уровень молодой центрально-азиатской Республики, открыло возможности личного развития для огромного числа граждан Казахстана и стало реальным подтверждением верности глобальной стратегии «Один пояс - один путь». Без сомнения, CNPC в Казахстане проделало с 1997 года исторически важный путь, наполненный духом открытого партнерства и гуманитарного прогресса. Замечательные страницы истории уже написаны, но не менее ярким представляется будущее казахстанско-китайского сотрудничества, и удивительные события инвестиционного взаимодействия не заставят себя долго ждать. АО «СНПС-Актобемунайгаз» было и остается убедительным доказательством эффективности инвестиционной политики Казахстана, ярким примером трудолюбия, профессионализма и взаимной поддержки нефтяников двух стран.

ЮРИЙ ШИКАРЕВ

Об авторе: Шикарев Юрий работает в АО «СНПС-Актобемунайгаз» непрерывно с 1994 года. В описываемые 1997-1998 годы работал на позиции специалиста по ценным бумагам и фондовому рынку финансового отдела. Базовое образование – Казахский химико-технологический институт, факультет технологий неорганических веществ. Дипломная специальность – «07.04. Экономика и управление в химическом комплексе». Знание языков – русский, английский. В настоящее время работает в Администрации Генерального директора АО «СНПС-Актобемунайгаз». Несколько раз посещал КНР, в том числе такие мегаполисы, как Пекин, Шанхай, Сиань, Циньдао, Шеньчжэнь.


г.Актобе, слева направо – Шикарев Ю., Ван Дунцзинь, У Яовэнь, Камалов Н.Г. (архивное фото)



г.Пекин, слева направо – Биан Дечжи, Цзян Чи, справа налево – Ван Дунцзинь, Шикарев Ю., Чжоу Цзипинь, Галкин М., Камалов Н.Г., У Яовэнь (архивное фото)








Официальные (рыночные) курсы валют


Акимат г. Актобе

Акимат Актюбинской области